На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.
  • Иван Исаев

Беговые лыжи Фишер: на вопросы читателей журнала "Лыжный спорт" отвечает руководитель отдела по разработке гоночных лыж компании "Fischer" Ханс Хубингер

Опубликовано: Журнал №60

Ханс ХУБИНГЕР:

ОДНА И ТА ЖЕ ЛЫЖА МОЖЕТ ПОДОЙТИ И СИЛЬНОМУ 70-КИЛОГРАММОВОМУ ЛЫЖНИКУ С ПРИЛИЧНОЙ ТЕХНИКОЙ

И ХОРОШИМИ ФИЗИЧЕСКИМИ ДАННЫМИ, И 90-КИЛОГРАММОВОМУ ЧЕЛОВЕКУ С ИЗБЫТОЧНЫМ ВЕСОМ И ПОСРЕДСТВЕННОЙ ТЕХНИКОЙ.

ПРИ ЭТОМ И ДЛЯ ПЕРВОГО, И ДЛЯ ВТОРОГО ЭТО БУДЕТ БЛИЗКАЯ К ИДЕАЛЬНОЙ ЛЫЖА.

КАК ЭТУ ИНФОРМАЦИЮ ЗАШИТЬ В ЭТИКЕТКУ?


На фабрике «Fischer» в Риде до этой поездки я бывал дважды — в 1998 году (см. «Л.С.» №10) и в 2006 году (см. «Л.С.» №35). Каждый раз из этих поездок получалось привезти немало материалов, и при этом каждый раз нам удавалось опубликовать все эти материалы в одном номере. Эта поездка станет исключением, потому что опубликовать всё, что этим летом удалось привезти из Рида, в одном номере у нас не получится. Поэтому меньшую, но наиболее актуальную часть мы публикуем сейчас, в этом номере, а с бóльшей частью вы сможете познакомиться в следующем, январском номере, уже в 2014 году.

01.jpg

В этом году компания Fischer анонсировала новую топовую модель Speedmax, которая изготавливается по революционно новой технологии Cold Base Bonding. Естественно, меня заинтересовала возможность увидеть самому, как производится эта модель.

Напомню в двух словах, в чём заключается традиционная процедура изготовления любой модели лыжи «Fischer» (да и не только «Fischer»): собранные в специальной кассете, все компоненты будущей лыжи поступают в пресс, где под высокими температурой и давлением спекаются/склеиваются, и из пресса выходит уже полностью готовая лыжа — после печи ей предстоит пройти лишь «косметические процедуры» в виде обрезки, шлифовки и нанесения лака. Технология эта отработана даже не годами — десятилетиями, и в неё не вносилось в последние годы ничего принципиально нового.

И вот — Speedmax. Революция, прорыв, принципиально новый технологический процесс, суть которого заключается в том, что лыжа собирается/склеивается/спекается в прессе всё под теми же высокими температурой и давлением, но... без пластика скользящей поверхности! А пластик скользящей поверхности приклеивается потом холодным способом уже к готовой лыже. Таким образом, пластик скользящей поверхности не подвергается воздействию высоких температур и давления и, по словам представителей «Fischer», лучше сохраняет свои первозданные свойства: лучше впитывает смазку, лучше обрабатывается, лучше скользит...

Интересно? Ещё как! Но где же, где тот самый участок, где совершается это волшебство? Увы, в цех, где производится «женитьба» (От автора: позволю себе использовать этот термин из мира автомобильной сборки, где таким образом называют процедуру соединения на конвейере кузова и двигателя), то есть соединение абсолютно готовой лыжи с пластиком скользящей поверхности, нас не пустили. Говорят: секреты, журналистам туда — никак. Зато нам показали полностью готовую, абсолютно невесомую лыжу Speedmax без скользящей поверхности. Вот она — в руках представителя «Fischer» в России Елены Родиной (см. верхнее фото на стр. 82). Когда держишь эту лыжу в руках, очень трудно отделаться от ощущения, что всё это какая-то фантастика: ты держишь в руках вроде бы практически законченную лыжу, а она — ничего не весит. Понятно, что когда к ней приклеят пластик скользящей поверхности, она потяжелеет и станет по весу вполне привычной. Но вот это ощущение — когда ты держишь в руках пока ещё «не обутую» лыжу веса пера — непередаваемо.

02.jpgВсе работницы на фабрике одеты в фирменную спецодежду «Fischer» — удобно и красиво.
фото: Иван Исаев

*   *   *

Итак, наш сегодняшний собеседник — Ханс Хубингер (Hans Hubinger) — руководитель отдела по разработке гоночных лыж компании «Fischer». Это с ним мы разговаривали семь лет назад («Л.С.» №35 за 2006 год), это ему я задавал семь лет назад многочисленные вопросы о том, почему компания «Fischer» — лидер на рынке, и как ей удаётся удерживать это лидерство на протяжении стольких лет. С тех пор на рынке, если честно, мало что изменилось, точнее — лидерство «Fischer» стало ещё более заметным, но об этом мы подробно поговорим в январском номере журнала, а пока я прошу Ханса ответить на наши вопросы и на вопросы наших читателей, заданные на сайте skisport.ru перед нашей поездкой на фабрику в августе 2013 года.

03.jpg

Одну ночь «проездом» мы заночевали в Зальцбурге, а утром вышли в город на пробежку. Вот тогда я и сфотографировал эту сейчас, в августе, пустующую велопарковку перед зданием местного колледжа. Говорят, во время учебного семестра здесь не так-то просто найти свободное место для велосипеда.
фото: Иван Исаев

*   *   *

...Пока мы шли по территории фабрики к переговорной комнате, обсуждали вопросы тестирования лыж, поэтому первый вопрос Хансу Хубингеру (кстати, от Елены Родиной) после того, как я включил диктофон, оказался словно бы продолжением нашего «коридорного» диалога:

— Почему норвежцы так много тестируют лыжи осенью на глетчерах — неужели в этом есть хоть какой-то смысл?

— В принципе, у нас все спортсмены получают лыжи осенью. Они тестируют их в сентябре и октябре на глетчерах, а также на первых этапах Кубка мира, и если что-то не так, какие-то лыжи не подошли, мы эти лыжи потом им меняем. При этом мы стараемся учесть многие индивидуальные потребности гонщиков: например, спортсмен обладает хорошей техникой и физической силой и может даже при короткой колодке справиться с держанием — мы подбираем ему жёсткие лыжи. При этом он, умея справиться с такой короткой колодкой, естественно, начинает выигрывать в скольжении. А кому-то нужна более длинная, более мягкая, более прощающая огрехи техники колодка, и мы стараемся подобрать или сделать для гонщика и такие лыжи — идём навстречу и таким пожеланиям. То есть какие-то индивидуальные изменения по желанию гонщиков мы можем вносить в конструкцию. Но это касается только гонщиков мировой элиты, для каждого спортсмена мы это делать не можем.

Кроме того, если возвращаться к вопросу о целесообразности осенних тестов на глетчере... Понимаете, для нас даже не так важно протестировать лыжи на этом осеннем снеге, как важно в спокойной, непринуждённой обстановке пообщаться со спортсменами, побыть рядом с ними, собрать их впечатления от прошлого сезона, посмотреть, в каком направлении идти дальше. Потому что одно дело — общаться с ними в рамках Кубка мира, чемпионатов мира и Олимпиад, и совсем другое — на глетчере, когда сезон ещё не начался и пока никто никуда не спешит.

04.jpg

Ещё она вещь, удивившая меня в Зальцбурге — совмещённые переходы/переезды через улицу для пешеходов/велосипедистов. Велосипедистов на улицах Зальцбурга так много, что вместе с пешеходами на одной зебре им было бы тесно, и для них на всех переходах выделены отдельные коридоры.
фото: Иван Исаев

*   *   *

После того, как Ханс ответил на «нулевой» вопрос от Елены Родиной, мы достали распечатку с вопросами из анонса-новости на сайте skisport.ru от 13 августа 2013 года и объяснили Хансу, что это вопросы от наших читателей.

— Что ж, давайте посмотрим, что интересует российских лыжников.

Итак, я задаю Хансу первый вопрос:

Андрей Груздев:

Где можно сделать шлифт Р5-1 и С12-1? Какой шлифт на магазинных лыжах (наименование или код)?

— В основном мы используем Р5-1 и С1-1, в том числе и на серийных лыжах. И эти структуры мы наносим на «магазинные» лыжи потому, что и в гонках Кубка мира элитные спортсмены используют в основном именно эти структуры. Конечно, у нас есть немало специальных структур на более узкие температурные диапазоны (например, упомянутая вашим читателем C-12-1), но тем не менее именно Р5-1 и С1-1 наиболее часто используются на этапах Кубка мира.

Malex:

Присоединяюсь к вопросу ниже — где можно делать (или обновлять) фишеровские структуры?

— Могу открыть вам «секрет»: мы поняли, что даже внутри компании перенести в серийное производство те структуры, которые используем в экспериментальном производстве, мы не можем. Невозможно воспроизвести один и тот же штайншлифт на двух разных машинах. Нужно не только учитывать те или иные технические параметры этого шлифта, но и у вас должен быть тот же самый камень, тот же самый алмаз, та же самая вода, используемая для промывки. К нам часто обращаются гонщики, дилеры с просьбой о воспроизведении того или иного шлифта, но мы всегда и всем объясняем, что в буквальном смысле воспроизвести один и тот же рисунок на двух разных машинах — невозможно. И потом, давайте не будем забывать, что это всё-таки отчасти наше ноу-хау. То есть нужно понимать, что настоящие фишеровские структуры можно сделать только на фабрике «Fischer» и в настоящий момент такая возможность доступна только членам национальных команд, выступающим на этапах Кубка мира.

Malex:

Можно ли рассказать о структурах «Fischer»? То описание, которое я встречал в сети, выглядит малоинформативным. Почему сменили стандартную (магазинную) плюсовую структуру? Как мне кажется, она была очень неплохой. Если сравнить новую со старой, у какой какие преимущества?

— Новая структура Р5-1 более универсальна — диапазон её использования смещён ещё больше в сторону плюса. При этом старая плюсовая структура Р1-1 продолжает успешно использоваться нашим гоночным департаментом. Но мы заметили, что при тёплой погоде у Р1-1 всё-таки есть какой-то эффект подсасывания. А так как мы используем в серийном производстве всего два типа лыж — на холод и на тепло — то хотели бы, чтобы эти два типа перекрывали максимально широкий температурный диапазон.

Андрей Пшеничников:

Расскажите о дальнейшем развитии линии RCS Classic Zero (в моих краях она особенно актуальна).

— От себя добавлю к вопросу Андрея: слышал, что сейчас существенно расширяется диапазон использования лыж Zero. Насколько это соответствует действительности?

— Да, это правда. Когда мы начинали работу над лыжами Zero в конце 80-х годов прошлого века, мы, возможно, сделали небольшую ошибку, поскольку хотели использовать их как замену лыжам с насечкой, сделанным по технологии Crown — лыжам достаточно универсальным, которые можно было использовать в относительно широком диапазоне. Но оказалось, что, будучи незаменимыми в околонулевой зоне, лыжи Zero имеют всё-таки существенно более узкий диапазон использования. Мы посмотрели статистику и увидели, что спортсмены используют эти лыжи чрезвычайно редко — один, может быть — два раза за сезон, настолько редко соответствовали им снежные и температурные условия.

Мы стали думать — как расширить диапазон их применения? Дело в том, что при использовании этой модели есть одна опасность: она возникает, когда высокая влажность, температура около ноля градусов, но при этом на затенённых участках трассы она чуть ниже ноля. Вот при таких условиях всегда есть вероятность замерзания воды, которая находится на поверхности лыжи и непосредственно в ворсинках. Мы стали думать — что можно сделать в этой ситуации? Стали искать иные, более подходящие для этой цели материалы для зоны колодки. Кроме того, обратились к представителям компаний-производителей смазки с просьбой найти варианты смазки для лыж Zero под колодкой: нам нужна была мазь, которая бы препятствовала проникновению влаги в пространство между ворсинками и не давала бы там воде превратиться в лёд. И компании-производители мазей откликнулись, такие смазки появились, и возможность их использования помогла нам расширить диапазон применения этих лыж в сторону небольшого минуса. С другой стороны, тесты показали, что в более тёплую, плюсовую погоду, когда обычно используются клистеры, эти лыжи также можно использовать вместо традиционных лыж со смазкой. То есть, как видите, эти лыжи оказалось возможным использовать и в плюсовую погоду.

05.jpg

Марит Бьорген — один из самых успешных спортивных «проектов» компании «Fischer». Успешнее, быть может, был только легендарный восьмикратный олимпийский чемпион Бьорн Дэли. Вот и с последнего чемпионата мира в Валь ди Фиемме 2013 года Марит привезла для «Fischer» и Норвегии четыре золотых и одну серебряную награды (из шести возможных).
фото: Reuters

Ещё одним важным обстоятельством стал тот факт, что мы сейчас стали использовать для колодки два разных материала — более агрессивный в середине колодки, и менее агрессивный — по краям. Теперь, когда вы определили колодку на конкретной паре лыж под конкретного гонщика именно с его весом, вы можете на этих лыжах зафиксировать необходимую вам колодку, запарафинив «лишние» её куски, состоящие из неагрессивного пластика. С другой стороны, в случае неуверенного держания эти «лишние» участки неагрессивного пластика под колодкой можно зашкурить и использовать для держания, а не скольжения.

— Лыжи Zero жёстче или мягче стандартных лыж?

— Мягче. Обычные лыжи должны быть жёстче, потому что нужно место ещё и для нескольких слоев мази. А здесь мази нет.

— Всё-таки хочется услышать какую-то конкретную информацию: каков нынешний актуальный температурный диапазон использования этих лыж — плюс-минус полградуса, один градус, два градуса?

— При высокой влажности (а значит — малой вероятности образования льда) эти лыжи можно использовать до довольно низких температур, вплоть до минус трёх и даже минус пяти градусов. Например, на чемпионате мира 2011 года в Осло, где близко море и всегда высокая влажность и туманы, эти лыжи работали и при минус трёх-пяти градусах.

При низкой влажности при минусовой температуре у вас меньше шансов для использования этих лыж.

Если попытаться дать универсальный рецепт использования лыж Zero, то он будет следующим:

            при минусовых температурах эти лыжи можно использовать вплоть до минус трёх-пяти градусов при условии высокой влажности. При низкой влажности ваши шансы на использование этих лыж существенно уменьшаются из-за высокой вероятности образования льда под колодкой. Правда, современные средства обработки колодки от ведущих производителей смазки помогут вам снизить остроту этой проблемы;

            в околонулевой зоне при температуре плюс/минус полградуса эти лыжи идеальны, и им не так-то просто найти альтернативу;

            при плюсовой температуре вероятность образования льда между ворсинками становится ничтожно малой, и в этом смысле использование этих лыж при температуре плюс один-два-три градуса выглядят идеальным. За исключением одного «но»: чем теплее, тем больше влаги появляется в лыжне, тем больший подсос создают ворсинки. Если вы тренируетесь, это не будет для вас проблемой. Но в гонке этот подсос может сыграть свою негативную роль — вы будете проигрывать конкурентам в скольжении, и при откровенно сырой лыжне вам нужно будет всё-таки искать альтернативу лыжам Zero в виде лыж со смазкой.

06.jpg

На улицах Зальцбурга мы встретили «парящую» серебристую статую, которой прохожие кидали в ведёрки монетки; после этого статуя «оживала» и вручала жертвователю памятную открытку со своим изображением.
фото: Иван Исаев

07.jpg

Велопарковки в Зальцбурге буквально на каждом шагу.
фото: Иван Исаев

— Как далеко от ноля в плюс можно использовать эти лыжи?

— Температура, на самом деле, не имеет большого значения — мы знаем условия, при которых эти лыжи точно не будут работать ни при какой температуре — на жёсткой леденистой трассе. Потому что у микроворсинок колодки нет ни малейшего шанса зацепиться за столь жёсткий снежный покров, почти лёд. А вот свежий или, тем более, падающий снег при околонулевой температуре даёт лыжам Zero очень неплохие шансы, поскольку использование жидкой или полутвёрдой мази при такой погоде с очень большой долей вероятности обеспечит вам подлип.

Андрей Чернышев:

Отличается ли пластик по своим техническим параметрам на лыжах RCS и RS (карбоновые и не карбоновые)?

— Давайте присоединим к списку, озвученному Андреем, и лыжи Speedmax.

— Изначально скользящая поверхность на всех этих типах лыж используется одна и та же. Правда, со Speedmax — отдельная история, их скользящая поверхность не подвергается в процессе производства воздействию высокой температуры и высокого давления, и мы считаем это существенным плюсом. Но изначально материал на Speedmax — тот же.

Вообще-то, современные тенденции подготовки лыж к гонке таковы, что сам пластик скользящей поверхности уже не имеет такого большого значения, как раньше. Гораздо большее значение имеет структура, нанесённая на этот пластик. Да, 11-я база была неплоха, очень хорошие результаты она показывала на холодном свежем снеге, но, тем не менее, А5, на наш взгляд, работает лучше. Но, опять же, если нанести на любую холодную базу неправильную структуру, то шансов, что такие лыжи будет хорошо работать, нет никаких. 11-я база хорошо работала, когда были распространены разнообразные ручные накатки. А сейчас всё-таки далеко вперед ушла система машинной обработки лыж. Мы по-прежнему каждый год даём спортсменам пробовать лыжи с 11-й базой, но они их не используют.

Андрей Чернышев:

Как отличить лыжи австрийского производства от украинского или белорусского или какого-нибудь еще?

— А чем вызван этот вопрос? Это имеет какое-то значение?

— В России люди, покупая верхние модели лыж, хотят быть уверены, что эти лыжи сделаны в Австрии, а не на Украине.

— В принципе, для нас это тоже довольно важная история. Владельцы компании имеют на этот счёт давнюю принципиальную позицию: вся высококлассная продукция, все верхние модели должны производиться именно здесь, в Австрии. В настоящий момент шесть верхних моделей производятся в Риде: Speedmax, Carbonlite, RCS, RCR, SCS и юниорская модель Carbonlite Jr.

— Как это понять, глядя на саму лыжу? Есть какая-то отличительная надпись, или, быть может, часть индивидуального номера лыжи?

— На австрийских лыжах написано «Made in Austria». На украинских лыжах написано «Austria» — отличить просто.

08.jpg

Процедура укладки комплектующих в кассету перед отправкой будущей лыжи в пресс остаётся неизменной на протяжении уже нескольких десятилетий...
фото: пресс-служба «Fischer»

09.jpg

Зато высокоточный полностью компьютеризированный пресс — новый, ему всего два года. Он позволяет с максимальной точностью задать технические параметры лыж и в дальнейшем дает возможность воспроизвести характеристики наиболее удачных лыж.
Сейчас две полностью собранные кассеты отправились внутрь пресса.
фото: пресс-служба «Fischer»

Владимир Смирнов:

Меня также интересуют маркировки (база, конструкция, FA, HR, SVZ)...

Осипов Владимир:

И я бы присоединился к вопросу по поводу обозначений жесткости и отмечу несоответствие расчетов по FA действительной жесткости, промерам лыж на «флексоре». По России ходят некие таблицы «жесткости»... по-моему, самодеятельные. С некоторых пор в Россию не поступают коньковые лыжи SOFT, по крайней мере, найти их трудно, отчего выпадают спортсмены небольших весов, особенно молодежь высокого роста с небольшой массой — юноши, юниоры. Эта проблема есть даже в национальных сборных командах страны. Объяснения А.Завьялова выглядят неубедительно и больше похожи на попытку оправдать избыточную жесткость коньковых лыж «Fischer» перед спортивным «рынком».

— Мы говорим о том, что при подборе лыж действительно очень важно учитывать большое количество параметров. С одной стороны, в своих таблицах мы в первую очередь опираемся на вес человека; с другой стороны, есть много других параметров, например, рост — при одном и том же весе можно использовать лыжи разной ростовки. Есть разный уровень катания — все знают, что человек, обладающий хорошей техникой, может взять при прочих равных условиях более жёсткие классические лыжи — они будут лучше катить, а его хорошая техника и хорошие физические данные позволят ему нормально толкаться на более жёстких лыжах. А другой спортсмен при прочих равных условиях не справится с этими лыжами. Таблица по подбору жёсткости FA, которая действительно существует и которую действительно можно найти в Интернете — это лишь некое общее направление, нужно учитывать и многие иные параметры в подборе лыж, кроме этого FA. Поэтому для каждого веса существует определенный диапазон индекса жёсткости, это не какая-то конкретная единица с разбросом в один-два пункта, а достаточно широкий диапазон с разбросом в десяток единиц.

— А можно дурацкий вопрос? Почему всё-таки нельзя на лыжах писать жёсткость в килограммах, а не в этих мудрёных FA?

— Мы много и долго обсуждали этот вопрос — писать килограммы или FA. Но как мы говорили — если человек придёт в магазин и увидит не совпадающие с его весом килограммы на лыже, он их не купит. Но по факту в зависимости от техники катания эти параметры могут меняться — с хорошей техникой можно и нужно брать более жёсткие лыжи, на бóльший вес. И наоборот. На наш взгляд, человеку, разбирающемуся в предмете, технические параметры (FA и HR) дадут больше информации о лыжах, чем просто вес в килограммах. Продавец должен знать технические характеристики данной лыжи и должен уметь в разговоре с покупателем в зависимости от уровня его подготовки и физических данных дать ему рекомендацию по отклонению в ту или иную сторону.

— Хорошо, тогда расскажите, что же всё-таки такое FA?

Ханс берёт лист бумаги и начинает рисовать.

— Смотрите, вот это — баланс лыжи, вот это — точка приложения усилия в 7 сантиметрах от точки баланса.

— А почему в 7 см?

— Мы считаем, что гонщик прикладывает максимальное усилие к лыже в районе подушечек стопы, то есть примерно в 7 см от точки баланса.

Итак, крепление находится на точке баланса, но давление мы прикладываем не в точке баланса, а там, где располагаются подушечки стопы. Мы увеличиваем силу давления до тех пор, пока зазор между поверхностью стенда и лыжей не составит 0,2 мм (на толщину мази). Смотрим, каким весом надо воздействовать на лыжу, чтобы получить этот зазор в 0,2 мм? Например, к классической лыже длиной в 207 см нам нужно приложить усилие в 42-43 кг для того, чтобы под колодкой остался зазор в 0,2 мм. Вот это и есть величина FA. Потому что для того, чтобы полностью задавить эту лыжу, чтобы выбрать этот зазор в 0,2 мм, конкретно этой лыже нужно дать дополнительную нагрузку ещё в 5-6 кг сверх этих 42-43. Теперь понятно, чем FA отличается от веса, необходимого для полного задавливания лыжи?

Есть ещё два параметра, которые пишутся на гоночных лыжах: это HR — жёсткость, и SVZ.

HR — это фиксированный для каждой ростовки вес, с которым в процессе тестирования мы воздействуем на лыжу. Например, для ростовки в 207 см таким фиксированным весом у нас являются 32,5 кг. То есть на каждую ростовку мы воздействуем своим отдельным весом, но внутри ростовки вес, с которым воздействуют на все лыжи, один и тот же. В идеале, конечно, хотелось бы взять вес каждого конкретного человека и с половиной его веса воздействовать на подбираемую им лыжу. Но понятно, что каждого покупателя в Австрию не привезёшь, поэтому при подборе лыж в гоночном департаменте мы пользуемся этими двумя параметрами — FA и HR, поскольку это позволяет нам более точно подобрать лыжи.

— То есть HR — это величина остаточного прогиба после воздействия на лыжу стандартным фиксированным для этой ростовки весом?

— Совершенно верно. FA — это максимальная нагрузка до зазора в 0,2 миллиметра, измеряемая в килограммах, а HR — это остаточный прогиб после воздействия на лыжу стандартным для этой ростовки весом, измеряемый в миллиметрах. У FA мы меряем давление (вес, с которым давим на лыжу), а при получении HR измеряем оставшийся зазор.

Я прошу Ханса нарисовать веса, с которыми воздействуют на те или иные ростовки лыж. Ханс рисует в левом верхнем углу эти диапазоны и поясняет:

— Разница между ростовками 207 см и 202 см — 2,5 кг. Но между 202 и 197 — разница уже не в 2,5, а в 5 кг. Это из-за того, что 202, как мы считаем, как правило, ещё мужские лыжи, а 197 — уже женские.

— А что такое SVZ?

— Это характеристика, показывающая, насколько лыжа отличается от идеальной прямой.

— И в чём она измеряется — в миллиметрах, микронах?

— Это не так важно — это, по сути, наш внутренний показатель качества, никакого отношения к работе лыж не имеющий. Этот показатель помогает нам вести отбраковку некачественных лыж, ничего более.

Я говорю Хансу о том, что мы опубликуем его рисунок в журнале и прошу в правом верхнем углу подписать его. Все присутствующие смеются.

— Вы из меня Пикассо хотите сделать? — с улыбкой ворчит Ханс, но рисунок всё-таки подписывает.

10.jpg

Рисунок Ханса. В верхнем углу — значения фиксированных нагрузок, применяемых к тем или иным ростовкам лыж, справа — собственноручная подпись.

— Давайте попробуем всё-таки ответить на вопрос по поводу лыж жёсткости Soft (мягких)...

— Тут ваш читатель прав — несколько лет назад мы перестали производить коньковые лыжи в жёсткости Soft, но тем не менее жёсткость Medium (средняя жёсткость) имеет определенный диапазон, в котором можно найти как более мягкие, так и более жёсткие лыжи. Также нужно понимать, что обычно при выборе коньковых лыж покупатель чаще идёт в сторону более жёстких, потому что считается, что такие лыжи лучше скользят.

А вот если говорить про классические лыжи, то тут среднестатистический потребитель, наоборот, чаще идёт в сторону более мягких лыж, чтобы обеспечить себе надёжное держание. Может быть, он немножко потеряет при использовании таких лыж в скольжении, но в классике всё-таки держание — самое главное, потому что именно этот аспект, а не скольжение, обеспечивает комфортное катание этим стилем. В коньковых лыжах важно, чтобы лыжа была чем-то типа трамплина, катапульты, чтобы не было полного контакта лыжи со снегом, а в классике вам как раз обязательно нужен полный контакт. Поэтому мы сохранили в классических лыжах жёсткость Soft, отказавшись от неё в коньковых лыжах.

— Вопрос немного в сторону: что, по вашему мнению, в скольжении лыжи наиболее важно: прогиб (эпюра) лыжи, структура лыжи или смазка? 15 лет назад первый российский чемпион мира по лыжному ориентированию Иван Кузьмин написал на страницах нашего журнала: «...принято считать, что весовой прогиб лыжи определяет 60% скользящих свойств лыжи, 20% определяется материалом и структурой, и лишь последние 20% — смазкой лыж...» Насколько, на ваш взгляд, эта пропорция соответствует действительности?

— Скольжение — это не всё. Если просто скатываться с горки на скорость, то это одно. Если же мы говорим о работе лыжи, то это совершенно другое. Для скольжения я могу взять горные лыжи и там главное — структура и мазь, эпюра лыжи отходит на второй план. А для того, чтобы передвигаться не только вниз, но и вверх, мне горные лыжи не подойдут, мне нужны беговые лыжи, и там уже нужен совершенно иной набор характеристик, рабочих свойств.

— И всё-таки, нам это важно — насколько корректно, на ваш взгляд, это высказывание?

— На этот вопрос ответить непросто. Если какой-то из этих трёх параметров не работает, то результата не будет в любом случае. То есть если вы подобрали для себя хорошую пару лыж, но не угадали со структурой или смазкой, вы всё равно не получите хорошие лыжи, в борьбе с конкурентами у вас не будет шансов. То есть на самом деле у меня нет универсального ответа на ваш вопрос. Но, поскольку вы всё-таки настаиваете на ответе, я могу сказать, что в целом мне эти цифры нравятся, приведённая вами пропорция похожа на правду. Потому что вот этими шестьюдесятью процентами занимаюсь я, этими двадцатью — тоже я, ну, а эти двадцать процентов (смазка) — не моё дело (смеётся).

11.jpg

Абсолютно готовая лыжа Speedmax (но пока без пластика скользящей поверхности) в руках менеджера «Fischer» в России Елены Родиной. Поверьте мне, эта лыжа в таком виде действительно легче пера — абсолютно невесомая...
фото: Иван Исаев

12.jpg

Это пластина NIS (её тыльная сторона), которая вскоре будет приклеена к лыже «Fischer». Как видите, пластина имеет четыре шипа, которые при приклейке войдут на клею в четыре технологических отверстия, высверливаемых в лыже.
фото: Иван Исаев

13.jpg

Эталонные лыжи, с помощью которых время от времени проверяют настройки станка по спариванию лыж. Этот станок был куплен на фабрику пять лет назад, и с тех пор точность спаривания лыж возросла весьма заметно — теперь в одной паре не могут появиться лыжи с разницей в весе более чем в три килограмма. Но на «Fischer» особо подчеркнули, что спаривание с разбросом в 3 кг — это самый крайний случай, таких пар у них — не более одной на сотню. А обычная погрешность при спаривании — не более     одного-двух килограммов.
фото: Иван Исаев

14.jpg

Как думаете, что это за стеклянный короб перед входом в цеха? Неужели не угадали? Правильно, курилка. Курильщики не могут просто так стоять и дымить на территории фабрики (пусть даже и на улице, вне помещения) — они обязаны войти в этот стеклянный «аквариум» и, покурив, там же оставить окурок. Я спросил директора по маркетингу гоночного дивизиона «Fischer» Таню Винтерхалдер (Tanja Winterhalder), как много у них на фабрике курящих людей? Таня в ответ поморщилась и, как мне показалось, немного виновато ответила:
— Много, процентов 10 или даже 12. Но процесс расставания с сигаретой медленно, но верно всё-таки идёт.
Я задумался и мысленно спросил сам себя — а сколько курящих людей на каком-нибудь российском предприятии в глубинке? Процентов 40? 50? 60? Думаю, эти австрийские 10-12 процентов для сугубо провинциального города Австрии — очень и очень неплохой показатель.
фото: Иван Исаев

15.jpg

«Made in Austria» — такая надпись есть на всех сделанных в Австрии лыжах. Это — признак именно австрийского происхождения данного продукта.
фото: Иван Исаев

16.jpg

Проходя мимо контейнера для мусора, я увидел пустую коробку от 900-граммовой упаковки парафинов «Swix». Поинтересовался — что это такое? Мне ответили, что именно этот парафин используется для базовой обработки лыж «Fischer». Как видите, это мазь «Swix» LF8 на температурный диапазон +1 – 4 градуса.
фото: Иван Исаев

17.jpg

Это палец Макса Буттингера. Он демонстрирует нам пластик скользящей поверхности, используемый на шести верхних моделях лыж «Fischer». Правда, из осторожности Макс всё-таки прикрыл часть идентификационного кода пластика (секреты, повсюду секреты!).
фото: Иван Исаев

Максим Чуриков:

У меня только одно пожелание: сделать, наконец, понятным обозначение лыж по месту производства, жесткости, типу снега, структуре и т.п. Чтобы любой желающий, взяв лыжи в руки, мог сразу понять — подходит ему эта пара, или нет? Если это сложно напечатать, то должна быть в свободном доступе (на сайте «Fischer») программа считывания и расшифровки штрих-кода. На дворе XXI век, а шаманство вокруг лыж «Fischer» продолжается.

— Мы с вами уже обсуждали это. Недостаточно знать два параметра для того, чтобы понимать, подойдёт тебе эта лыжа или нет, нужно много чего учитывать, и «зашить» эту информацию в этикетку на лыже достаточно сложно. Одна и та же лыжа может подойти и сильному 70-килограммовому лыжнику с приличной техникой и хорошими физическими данными, и 90-килограммовому человеку с избыточным весом и посредственной техникой. При этом и для первого, и для второго это будет близкая к идеальной лыжа. Как эту информацию зашить в этикетке? То есть мы снова и снова возвращаемся к вопросу о том, что невозможно лыжу воспринимать исключительно только по весовым характеристикам. Если нам нужна ординарная лыжа для широкой продажи непритязательным покупателям, то тогда мы можем написать на лыже диапазон в 70 – 75 кг, и вперёд — покупайте все, у кого вес в этом диапазоне. Но для того, чтобы подбирать лыжу лучше, точнее, всё-таки лучше написать сложнее, но это будет более качественная и более объективная информация.

Возьмём в качестве примера наш гоночный департамент: там на лыжах на этикетке содержится больше информации, и сервисмены из года в год знают, какие лыжи использует тот или иной спортсмен. Но в любом случае при прочих равных условиях им приходится каждый раз откатывать лыжи в конкретный день в конкретном месте на конкретном снегу при конкретной погоде, и только тесты на снегу могут показать, какая пара лыж работает в эту погоду. Мы не можем написать всего этого на лыжах, потому что никто этого не знает. Я уже много лет работаю в гоночном департаменте «Fischer», через мои руки прошли тысячи, если не десятки тысяч пар лыж, я могу примерно сказать про ту или иную пару лыж — поедет она или нет, но всё равно каждую пару надо пробовать.

— Ок, вопрос в сторону от темы индексов и жёсткостей. «Fischer» и Сочи — есть ли здесь какая-то интрига, или для вас это такое же рутинное событие, как Солт-Лейк-Сити-2002, Турин-2006, Ванкувер-2010? Готовите ли вы для Сочи что-то особенное?

— Мы уже были в Сочи на предолимпийской неделе, и у нас появились определенные наработки. Но всё зависит от того, какие будут условия в олимпийский год. Например, на предолимпийской неделе в 2009 году нам казалось, что мы нашли какие-то решения, но на следующий год погодные условия полностью поменялись. Мы были в Сочи около двух недель, очень много чего протестировали и попробовали, у нас есть определенные представления о том, что нам может понадобиться там, потому что мы не раз участвовали в соревнованиях в аналогичных условиях — при высокой температуре и высокой влажности, типичных для этого места. Конечно, мы привезём большое количество лыж, хорошо зарекомендовавших себя в прошедшем сезоне. Но, вне всяких сомнений, мы повезём в Сочи не только то, что протестировали, мы повезём туда всё, что имеем, потому что никто не знает, что конкретно на следующий год будет работать — какие базы, какие структуры? Я в своей жизни много занимался тестами, исследованиями на снегу и пришёл к выводу, что предусмотреть ничего невозможно, каждый раз всё меняется. Очень хорошо иметь этот опыт, но полагаться только на него всё равно не получится.

Беседовали

Елена РОДИНА и Иван ИСАЕВ,

Москва — Рид — Москва


Андрей Краснов 64551 07.03.2015
Рейтинг: +3 +3 0