На этой неделе
  • Нет ни одной трансляции.

- Это провал, - подумал Штирлиц. - Ну, провал, - подумала Кэт. - Но ведь не "провал, провал"?!

Опубликовано: Журнал №55

Дело было три года назад — в Дёмино проходил чемпионат России по лыжным гонкам (до этапа Кубка мира здесь же, в Дёмино, оставалось 10 дней)


Дело было три года назад — в Дёмино проходил чемпионат России по лыжным гонкам (до этапа Кубка мира здесь же, в Дёмино, оставалось 10 дней). Проходил при абсолютно пустых трибунах. Причём трибуны эти были не просто пусты — они были занесены снегом, и чистить их никто не собирался, настолько было очевидно, что зрителям они не понадобятся.

 

Мимо проходила Светлана Владимировна Емелина, директор местной СДЮСШОР №4 по лыжным гонкам. Я спросил её:

— Светлана Владимировна, а почему трибуны пусты? Никто зрителями не занимался?

Светлана Владимировна тяжело вздохнула, задумалась и рефреном повторила:

— Никто зрителями не занимался.

— А почему?

— Да тяжело, Иван Иванович, всем сразу заниматься. Может быть, упустили из виду, может быть, решили приберечь силы для Кубка мира, точно не знаю...

— А на Кубке мира зрители будут, кто-нибудь будет этим заниматься?

— Да если на Кубке мира этим никто не будет заниматься, Юрий Васильевич* с кого надо просто головы поснимает. Так что на Кубке мира, думаю, всё будет в порядке.

И действительно, всего через 10 дней на трибунах лыжного стадиона в Дёмино яблоку негде было упасть...

 

-----


Я наблюдал за этими детьми с какой-то внутренней тоской, безнадёгой. Вот они вышли на абсолютно пустые, заснеженные трибуны, пошкрябали ногами влево-вправо, очищая конкретный пятачок, конкретную площадку под собой от снега. Я направил на них фотоаппарат, сделал кадр, и хотя давно уже снимаю не на плёнку, а на цифру, всё равно пожалел собственных усилий — зачем я сделал этот снимок? Понятно, что никогда и ни при каких обстоятельствах я его не опубликую. Не?опубликую потому, что я не раз видел эти трибуны полными народа, хорошо знаю, какая за этими полными трибунами скрывается работа дёминцев, поэтому в документировании, засвидетельствовании этого конкретного, локального прокола организаторов чемпионата России 2009?года не было, конечно, никакой необходимости. Кто бы знал, что этот кадр мне понадобится спустя три года... фото: Иван Исаев

 

Признаюсь, давно хотел поговорить на эту тему, но всё сдерживал себя. Начнёшь критиковать ФЛГР, скажут — опять этому «Лыжному спорту» всё не слава Богу. Хотелось поговорить на эту тему после каждой из бездарных Красногорских гонок всех последних лет, но сдерживал себя. Хотелось поговорить на эту тему после бестолковых, оказавшихся никому не нужных спринтерских соревнований FIS в прошлом году в Парке культуры имени Горького, на которые пришло три или четыре сотни зрителей, и снова сдержал себя. И вот — этап Кубка мира в Москве, после которого, извините, смолчать уже не получится.

 

По разным оценкам зрителей на этих соревнованиях присутствовало от 700 до 800 человек. Это капля в море для 12-миллионного города. Я сейчас не хочу говорить о том, что гонка прошла фактически на территории стройки — всем пришлось ходить возле строящейся рампы, предназначенной для проведения будущего этапа Кубка мира по горным лыжам. Я сейчас не говорю о том, что в пресс-центре протоколов было днём с огнём не сыскать — журналисты фотографировали единственный экземпляр, имевшийся в пресс-центре, на свои мобильники. Я не хочу говорить о том, что для спонсоров федерации — представителей лыжных компаний — на соревнованиях не нашлось помещений для подготовки лыж. Речь не об этом. Спринту в Лужниках, как и любым другим соревнованиям по лыжным гонкам, проводимым в крупных мегаполисах, всё простилось бы, приди на эти соревнования зрители. А они — не пришли.

 

Нужно понимать, что у Международной лыжной федерации (FIS) существуют очень жёсткие требования к лыжным трассам, на которых проводятся официальные соревнования FIS. Жёсткие требования по перепадам высот, по протяжённости подъёмов, по сочетанию в процентном соотношении подъёмов/равнины/спусков. И эти требования всегда и везде неукоснительно соблюдаются, кроме... Кроме мест, где проводятся городские спринты. В случае с городскими спринтами FIS готова закрывать глаза на то, что соревнования проводятся на самых неинтересных, самых нелогичных с точки зрения лыжных гонок трассах, готова закрывать глаза на не всегда удобную, а иногда вообще отсутствующую инфраструктуру, и делается это всегда и везде в угоду одному-единственному обстоятельству — лыжные гонки в этих случаях приходят непосредственно к городским зрителям, они проводятся в знаковых, запоминающихся экстерьерах — вокруг королевского дворца в Стокгольме, на городской набережной в Дюссельдорфе, в одном из центральных парков Милана...


Тот же самый чемпионат России 2009 года в Дёмино. На трассе — вся элита российского лыжного спорта, но сбоку от трассы — ни одного зрителя. фото: Иван Исаев

 

Хочется продолжить этот список словами «... на Красной площади в Москве». Но нет, на Красной площади в Москве в этом году провести спринт не удалось. Удалось в Лужниках. И слава Богу. Потому что если бы ФЛГР провела в этом году этап Кубка мира на Васильевском спуске при 700–800 зрителях, шанс на возвращение ЭКМ в Москву уже совершенно точно был бы потерян навсегда. А так пока этот шанс — теплится, потому что чиновникам FIS сам факт проведения лыжного спринта на Красной площади кажется чем-то совершенно невероятным, важным, магическим. Всё-таки Красная Площадь — место знаковое не только для России, но и для Европы, да и для всего остального мира.


Наверное, эта карточка должна была погибнуть, так никогда и не увидев свет. Но раз уж мы вспомнили про чемпионат России 2009 года — как не воспользоваться таким поводом? Как видите, на трассе — Кошка и Ляшенко. Такие комбинезоны изготовила в 2009 году своим спортсменам фирма «Craft». А Кошка (если вдруг кто не в курсе) — это Александр Легков. фото: Иван Иаев

 

Почему же FIS решила предоставить этап Кубка мира по лыжным гонкам Москве? Давайте вспомним — в прошлом году ФЛГР совместно с организацией под названием «Новая лига» провела соревнования FIS в Парке Культуры имени Горького, на которые пришло 3–4 сотни зрителей. Эти соревнования рассматривались как генеральная репетиция спринтерского этапа Кубка мира в Москве. Правда, «Новой лигой» они нигде не рекламировались и, по совести говоря, даже 3–4 сотни зрителей в этой ситуации выглядели чудом.

 

И здесь сразу возникают вопросы: чиновники FIS не увидели в прошлом году, что соревнования в Парке Культуры прошли при полном отсутствии зрителей? Они не выдвинули Вяльбе условия, при которых она гарантировала бы неповторение в Лужниках провала Парка Культуры? Если честно, я не понимаю, почему Йорг Капол и Вегард Ульванг после прошлогоднего позора подписались на проведение на следующий год соревнований в Лужниках. Поверили, что 3–4 сотни зрителей Парка Культуры превратятся на следующий год в 30–40 тысяч Лужников? Поверили гарантиям Вяльбе и Дмитрия Свищёва? Или там никаких гарантий и не было озвучено?

 

Нужно понимать, что сегодня коммерческая успешность того или иного вида спорта оп­ределяется, по сути, одним-единственным обстоятельством — телевизионным рейтингом, способностью того или иного события собирать перед экра­нами большие телевизионные аудитории. Если есть телевизионная аудитория, значит, есть спонсоры, есть возможность развивать вид спорта. Нет телеаудитории — нет ни спонсоров, ни развития. Можно сколько угодно ностальгировать по старым добрым «разделкам», но не понимать, что наибольшие телевизионные рейтинги современным лыжным гонкам обеспечивают именно масс-старты, спринты, контактная борьба — невозможно. Лыжные гонки год за годом уступают в борьбе за зрителя — уступают даже таким традиционным, имеющим богатую историю видам спорта, как прыжки с трамплина или биатлон. Что уж говорить о новых видах? У всех перед глазами пример биатлона, развивающегося семимильными шагами именно из-за своей огромной телевизионной привлекательности. Йорг Капол и Вегард Ульванг не хотят проигрывать, вся их сегодняшняя деятельность направлена на то, чтобы сделать лыжные гонки конкурентоспособным (в плане борьбы за зрителя) продуктом. Отсюда — новая многодневная гонка под названием Тур де Ски, отсюда — многообразие самых различных форматов, масс-стартов, спринтов, уход на малые круги, выгодные телевидению и зрителям на стадионе, появление в длинных гонках промежуточных финишей и других элементов, призванных увеличить привлекательность, «смотрибельность» нашего вида спорта.


Юстина Ковальчик выигрывает соревнования этапа Кубка мира в Москве. Слева от неё финиширует бронзовый призёр этой гонки россиянка Анастасия Доценко. фото: Надежда Сокорева

 

Я понимаю, что провал спринта в Лужниках — в определенном смысле загадка для чиновников FIS. С одной стороны, они видят, что в глубокой провинции, в глубинке Ярославской области год за годом этапы Кубка мира собирают полные стадионы и обеспечивают лыжным гонкам одну из самых интересных, самых качественных картинок даже не в России, в мире! С другой стороны, второй год подряд спринт в центре многомиллионного мегаполиса, в центре этой самой страны не собирает и тысячи зрителей. Вот и пойми эту Россию...

 

Я знаю, что чиновники FIS публично никогда не критикуют организаторов этапов Кубка мира. Официальной оценкой спринта в Лужниках стала формулировка «соревнования прошли на высоком уровне, однако зрителей было мало». Неофициальная оценка куда более уничижительная: спринт в Москве признан полностью провалившимся, и в кулуарах говорят о том, что Москва больше не получит соревнования Кубка мира никогда и ни при каких обстоятельствах.

 

Впрочем, «никогда и ни при каких обстоятельствах» звучит, наверное, излишне категорично. В конце концов, если Вяльбе удастся решить вопрос с проведением спринта на Красной Площади, чиновники FIS обязательно поведутся на фактуру — всё-таки Собор Василия Блаженного, брусчатка Красной Площади, башни и стены древнего Кремля, Лобное место сделают своё дело, и чиновники FIS согласятся попробовать ещё раз. Но если эти соревнования снова будут проводить ФЛГР и «Новая лига»...


ЗРИТЕЛИ

Я перелопатил кучу съёмки с московского этапа Кубка мира в Лужниках, и везде спортсмены скользят в «пустоте», среди парковых деревьев и кустарника. Нигде ни у кого в кадр не попали зрители — уж не знаю, почему так вышло.

Но я был настойчив, мне очень хотелось найти карточки, на которых оказались бы изображены не только лыжники, но и болельщики. И моя настойчивость оказалась вознаграждена — перед вами два снимка московского фотографа Надежды Сокоревой. Надя вообще для меня открытие, лыжные гонки так, как она, никто до неё пока не снимал. Уж не знаю, объективы ли тому виной, камера, глаз или руки, но снимки у Нади получаются словно бы нарисованными тонкой и мягкой акварельной кисточкой — чуть размыто, нежно, совсем не агрессивно.

Посмотрите на этот кадр — кажется, что спортсменки стартуют перед битком забитыми трибунами. Да, трибуны эти невелики, да, народу на них — по головам можно посчитать, но ведь кадр удался, правда?

На левом кадре финишируют спортсменки — финальный забег выигрывает полька Юстина Ковальчик, слева в кадре — бронзовый призёр россиянка Анастасия Доценко, но самое главное — в кадре видно, что сбоку от финишной прямой действительно стоят зрители. Да, не очень плотной толпой, да, всего лишь на протяжении каких-нибудь пятидесяти метров, но ведь стоят, правда?

Почему же телевизионные камеры были расставлены так, что при сопровождении группы спортсменов, движущейся по дистанции, камера нигде и никогда гарантированно не выхватила ни одной мало-мальски приличной группы зрителей? Почему камеры всегда стояли на той же стороне трассы, что и зрители? Кто их так расставил?!!

Загадка...

Иван ИСАЕВ

 

А, собственно, почему этап Кубка мира в Москве проводит «Новая лига»? Что это за организация? Я знаю в Москве немало команд, которые год за годом проводят совершенно потрясающие старты: Станислав Лёвочкин с его чемпионатом СССР (СССР — это Союз Сильных и Смелых Романтиков), Александр Кулаков с его Весенним фестивалем Росавтобанка и Гонкой на призы Утробина, знаю Ариха-Старикова-Евсеева-Бочарова с их абсолютно фантастическим Народным Лыжным Праздником, проходящим поздней весною в Битце, знаю Кондрашова, фонтанирующего новыми проектами и новыми идеями... Почему, откуда в московских лыжных гонках появилась «Новая лига»?

 

В поисках ответа на этот вопрос я заглянул на официальный сайт «Новой лиги», нажал на кнопочку «О нас» и прочёл:

 

«...Спортивная дирекция «Новая Лига» была основана в 1999 году при поддержке Олимпийского комитета России и Москомспорта. Широкую известность Новая Лига приобрела как первый российский профессиональный горнолыжный клуб. Новая Лига не ограничивает свою деятельность только горными лыжами, хотя продолжает с большим успехом проводить ежегодные соревнования «Кубок Миллионеров» [в Куршавеле], «Кубок Дипломатов» и другие...»

 

И тут я вспомнил — а ведь это та самая «Новая Лига», которая лет семь или восемь назад хотела при поддержке Москомспорта подмять под себя все горнолыжные склоны Москвы, обихоженные и оборудованные совсем другими людьми — помню, тогда этой самой «Новой лиги» осведомлённые люди в горнолыжных кругах Москвы боялись как огня.


Это прошлогодний этап Кубка мира в Дёмино. Дети, все как один одетые в шапочки Дёмино/Рыбинск, дружною гурьбою навалились на Алексея Петухова — устроили охоту за его автографами. Между прочим, эти дети не сами собой, не по щучьему велению оказались здесь, в Дёмино — их привёз сюда от здания СДЮСШОР №4 в Рыбинске бесплатный автобус. И так же бесплатно увезёт после соревнований обратно, домой. Вот оно — будущее российских лыжных гонок. Ну почему нельзя было сделать точно так же в Москве-то? фото: Николай Касаткин

 


Это тоже Дёмино, ЭКМ-2011. Победители и призёры мужской эстафетной гонки получили в качестве трофеев больших резных рыб золотистого, серебристого и бронзового цвета. Уверен, эти серебристые и бронзовотелые рыбины украсят после этого этапа квартиры и дома итальянцев и немцев, французов и поляков, словенцев и швейцарцев. Пойдет, пойдёт гулять слава о Рыбинске и Дёмино по миру... фото: Николай Касаткин

 

Как же эту организацию, специализирующуюся на организации Кубков миллионеров и Кубков дипломатов, занесло в лыжные гонки? Почему мы с вами никогда не видели «Новую лигу» ни среди организаторов массовых лыжных марафонов, ни среди организаторов детских или благотворительных стартов, но при организации столь высокого уровня соревнований, как этап Кубка мира, «Новая лига» неизменно оказывается тут как тут? Ответ, думаю, кроется в том, что «Новая лига» оказывается востребованной там, где есть надёжное и щедрое бюджетное финансирование. «Новая лига» выглядит этаким уполномоченным агентом по проведению чего бы то ни было по чему бы то ни было на деньги Москомспорта (читай — государства). Я не хочу сейчас строить предположения и теряться в догадках, почему так происходит — в конце концов, у нас километр дороги, проложенной в Подмосковье по полям, стоит дороже, чем километр тоннеля, пробитого в скальном грунте где-нибудь в США или Австрии. Таковы реалии, не Кулакову же с Лёвочкиным Москомспорт эти деньги будет давать на проведение этапа Кубка мира, правда?

 

Но вот со зрителями, всё-таки — как быть со зрителями? Они что, и вправду «Новой лиге» с ФЛГР ни в Парке Культуры, ни в Лужниках были не нужны?

 

Вообще-то я прекрасно знаю, как работают со зрителями, например, в Дёмино, в Ярославской области. Но одно дело мои личные знания, и совсем другое — прямая речь компетентных людей. Поэтому специально для этой статьи я взял небольшое интервью у руководителя пресс-центра этапа Кубка мира в Дёмино Игоря Зайнуллина (см. врез на стр. 74–75) — в этом интервью, собственно, и комментировать нечего, прочтите.

 

Можно ли иметь в Москве на этапе Кубка мира хотя бы 10–15 тысяч зрителей? Можно ли обеспечить FIS качественную, убедительную картинку? Думаю, можно. Собственно, и Игорь Зайнуллин считает так же. Нужно всего-то понять, что самоходом зритель сегодня на лыжные гонки уже не пойдёт — не те времена, мир изменился.

 

Давайте вспомним: на Красногорскую гонку в подмосковном Красногорске всегда при­ходило много зрителей — 20 лет назад на утробинском круге люди стояли вдоль лыжни живой стеной. Сегодня — приезжает несколько сотен, да и те наполовину состоят из смазчиков, тренеров и руководителей команд. Чистых зрителей, именно болельщиков, набирается едва ли два-три десятка человек.


ИСТУКАН

Я не знаю, кто был режиссёром трансляции в Лужниках. Я не знаю, был ли этот человек русским, шведом, финном или немцем. Я не знаю, кто именно расставлял камеры по трассе, но более бездарной, более неудачной трансляции этапов Кубка мира по лыжным гонкам не припомню.

Посмотрите на этот снимок московского фотографа Глеба Салова. Человек не поленился, прошёл по всей трассе, нашёл точку, скомпоновал кадр, прорисовал задник снимка горизонтальными и вертикальными линиями трибун патриархальных Лужников, создал смысловой центр кадра в виде огромного истукана и изящно набросал на переднем плане на снегу фигурки лыжниц. Классная работа!

Почему же режиссёр трансляции не увидел этот кадр, эту картинку, не «нарисовал» в своём воображении эти линии и не воткнул в центре кадра этот исполинский столб? Почему камеры во время трансляции неизменно скользили лишь по кустам и деревьям лужниковского парка, но так и не увидели ни зрителей, ни эту статую вождя? Это была трансляция из самого сердца Москвы — столицы победившей Октябрьской революции, столицы государства, умудрившегося за неполные три десятилетия первой половины XX века уничтожить, уложить в землю несколько десятков миллионов своих соотечественников. Это была трансляция из столицы государства, только-только избавившегося (а избавившегося ли?) от имиджа страны русских медведей, сидящих с атомной дубиной на пороховой бочке. Как было не увидеть этой удивительной, этой во всех отношениях знаковой символики? Как было пройти мимо Ленина — одной из самых масштабных, но при этом и самых зловещих (наряду с Александром Македонским и Чингис-Ханом, Гитлером и Сталиным) фигур мировой истории? Как было не послать отсюда, из центра Москвы, импульс всему миру, не показать этого исполина, этого истукана, всё ещё стоящего, как и в десятках других российских городов, перед зданием крупнейшего в стране стадиона?

Удивительная близорукость, незрячесть человека, который по определению должен был обладать глазом художника...

Иван ИСАЕВ

 

Причин, почему так происходит, на мой взгляд, четыре:

1.         В России на протяжении последних двух десятилетий безжалостно уничтожались лыжные трассы в/около больших городов. Да и не только около больших. Когда земли вокруг городов в начале 90-х вдруг стали частными (а леса стали разворовываться), выяснилось, что сохранить на этих землях лыжные трассы становится всё труднее и труднее. Тут нужна была принципиальная публичная позиция Федерации лыжных гонок России, нужно было бить в колокол, нужно было приложить серьёзные усилия по узакониванию лыжных трасс, проходящих по территории лесопарков и парков в/около больших и малых городов России, но Анатолий Акентьев в конце 90-х — начале 00-х, увы, просто не понял, что живёт теперь уже совсем в другой стране, не понял, что этим нужно заниматься, а о Логинове, руководившем ФЛГР в период 2004–2010 гг., я лучше вообще ничего говорить не буду, чтобы не наговорить лишнего. Но нужно понимать, что главным следствием девяностых — нулевых, главным следствием руководства ФЛГР этими двумя людьми стало заметное уменьшение количества людей, имеющих возможность встать на лыжи.

2.         Второй серьёзной причиной снижения интереса к лыжным гонкам стал уход лыжных занятий из школьной программы. Вместо того чтобы инициировать запуск государственной программы по укомплектовыванию школ лыжами, палками и ботинками, вместо того, чтобы инициировать программу создания и обслуживания небольших компактных лыжных трасс возле каждой школы, Акентьев ностальгировал по временам Советского Союза, а Логинов... Можно, я опять ничего не буду говорить о Логинове?

3.         Третьей причиной падения популярности лыжных гонок стал полный уход нашего вида спорта с телевидения. Нужно честно признать, что и в прежние-то годы он присутствовал на телевидении не то, чтобы очень уж сильно (хотя Красногорскую гонку, помнится, в советские времена показывали по первому каналу в прямом эфире). А уж теперь...

Об отношениях телевидения и ФЛГР нужно писать не мне, а известному тележурналисту и блестящему организатору самых различных соревнований Андрею Кондрашову — думаю, что этот вопрос мог бы стать темой отдельного большого исследования. Но то, что это очень важный, ответственный, финансово ёмкий участок работы — это точно. Собственно, ни Акентьев, ни Логинов работой с ТВ в девяностые-нулевые себя особенно не утруждали. Результат, как говорится, налицо.

4.         Четвёртой серьёзной причиной уменьшения интереса к лыжным гонкам стал тот факт, что за эти два десятилетия очень сильно изменился и сам мир, в котором мы живём. У детей и подростков появились компьютеры, подключенные к Интернету, появилось множество гаджетов — начиная от мобильных телефонов и смартфонов с играми, и заканчивая всеми этими пищалками-трещалками-стрелялками, появилось немало модных, современных, динамичных видов спорта, для занятий которыми теперь не нужно ехать на автобусе-метро-электричке в пригороды.

 

Отсюда — принципиально изменившееся отношение россиян к лыжным гонкам. Сегодня это уже далеко не самый популярный зимний вид спорта в России, да и далеко не самый популярный вид зимнего досуга.


ГРАБЛИ

Вообще-то «Грабли» — заголовок неточный. Я бы даже сказал — неправильный. Потому что в знаменитом анекдоте про Василия Ивановича, бросающегося раз за разом на шорох в палатке и раз за разом получающего граблями под глаз, знаменитый комдив отважно бросался навстречу опасности, пытаясь хотя бы установить причины шороха в палатке. А в Красногорске, по-моему, никто ни на какой шорох давным-давно вообще не реагирует и, соответственно, граблями под глаз тоже не получает.
...Семь лет назад в Красногорске построили шикарный лыжный стадион, который стоит теперь этаким безжизненным памятником-монументом... Памятником чему? Знаменитому утробинскому кругу, которым восхищалась вся лыжная Россия и от которого сейчас остались рожки да ножки? Или Кубку мира мастеров, с блеском проведённому Александром Кулаковым и его командой на этой арене семь лет назад? А что дальше-то?
Вообще-то хороший лыжный стадион — это место, где день за днём стеной идёт народ. Место, где на полах зимой не просыхают лужи от стекающего с ног снега, а летом — не переводится земля и песок, натасканные обувью спортсменов. Это место, где нужно постоянно менять замки и ручки на дверях шкафчиков и раздевалок, нужно ремонтировать вышедшие из строя краны и прочищать забившиеся унитазы. Это место, где нужно проводить косметический ремонт каждые два-три года, а капитальный — раз в 15-20 лет. И всё это нужно делать потому, что когда стадион востребован, когда народ — стеной, то и износ оборудования, здания, сантехники, асфальта вокруг здания — повышенный.
В Красногорске унитазы, наверное, нужно будет менять не раньше чем через пятьдесят лет, а асфальт вокруг стадиона не износится вечно. Догадываетесь, почему? Потому что ими никто там не пользуется. Ну, или почти не пользуется.
Году в 2005-м или 2006-м председатель оргкомитета Кубка мира мастеров 2005 года Александр Кулаков рассказывал мне, что пытался договориться с администрацией Красногорска о том, чтобы взять этот стадион то ли в аренду, то ли в оперативное управление. У него тогда, после блестяще проведённого Кубка мира мастеров, был запал, было желание, была классная, сплочённая команда, он хотел, чтобы на этом стадионе появились освещёнка и лыжероллерная трасса, хотел, чтобы здесь бурлила жизнь, хотел, чтобы ретрак каждый день нарезал лыжню на большом 25-километровом круге, чтобы слышался детский смех, хотел, чтобы полы от слякоти зимой и от песка летом?— не просыхали.
Не вышло. Деталей не знаю, но не вышло. Сегодня Красно­горский лыжный стадион стоит, окружённый колючей проволокой, охраняемый едва ли не дюжиной охранников, туда не то что лыжник — мышь не проскочит. Стоит безмолвным, мало посещаемым и неживым исполином. Утробинская трасса в запустении, ретраки туда (за пределы стадиона) выкатываются очень редко — в дни проведения гонок, которые проходят здесь нечасто, да и то выкатывается в лучшем случае на «трёшку» или «пятёрку». «Десятка» укатывается лишь пару раз в году совсем другими людьми, «пятнашка» — заброшена.
...Вспоминаются слова олимпийского чемпиона, заслуженного тренера России Василия Павловича Рочева, который страшно ругался года три назад: накануне стартов Красногорской гонки микроавтобус республики Коми, доверху забитый ящиками, лыжами и смазочными столами, охранники не пустили к стадиону, и им пришлось таскать эти ящики, столы и огромные чехлы с лыжами с нижней парковки метров 400 или 500 в гору на руках.
— Для кого они построили этот стадион? — возмущался тогда Василий Павлович. — Ну вот если они туда не пускают даже участников всероссийской гонки, значит они туда вообще никого и никогда не пускают?
Стоит ли удивляться, что на мёртвом, никем и никогда не посещаемом стадионе не умеют проводить и нормальные соревнования, не умеют работать со зрителем? Ну ладно Парк Культуры, ну ладно Лужники — у «Новой лиги», уже дважды наступившей на грабли, есть хотя бы теоретический шанс поправиться. А какой шанс может быть у Красногорска, если там ни на какие грабли никто никогда и в помине не наступал и никогда не наступит по той простой причине, что зрители Красногорску, как и лыжники, вообще никогда не были нужны?

Высоцкого помните?

«...А на кладбище — всё спокойненько, Ни врагов, ни друзей не видать, Всё культурненько, всё пристойненько, Исключительная благодать».

Иван ИСАЕВ

 


Наверху, на горке, виднеется такой недоступный простому смертному красногорский лыжный стадион. Это отсюда, с этой парковки заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России, олимпийский чемпион Василий Павлович Рочев таскал на себе наверх ящики и чехлы с десятками пар лыж. фото: Иван Иcаев

 


Ворота, ставшие (как и колючая проволока по верху забора) символом Красногорского лыжного стадиона. Туда, за ворота, ретраки выезжают лишь иногда, когда в Красногорске проходят немногочисленные старты. фото: Иван Исаев

 

*   *   *

И всё же, несмотря на всё вышесказанное, остаётся открытым вопрос — а нужно ли в этом изменившемся мире, нужно ли в этой изменившейся стране заниматься привлечением зрителей на этапы Кубка мира в России? Давайте зададимся вопросом — в той же Норвегии кто-нибудь занимается привлечением зрителей на лыжные соревнования?

Но прежде чем ответить на этот вопрос, давайте вспомним, какой сеткой освещённых, подготовленных ретраками лыжней покрыта эта страна, и какой — наша. Давайте представим — сколько людей стоит на лыжах в резаной лыжне там, и сколько — здесь? Не нужно говорить, сравнивать?


Снова Дёмино, и снова 2011 год. Хорошо видна почти непрерывающаяся цепочка зрителей, растянувшаяся вдоль трассы. Но мне этот снимок понравился не зрителями даже, а своим раскалённым огненным «блюдом», выплеснутым на гладь реки отражающимся от волжских вод неярким зимним солнцем. Красиво, правда? фото: Николай Касаткин

 

Вспоминается заголовок из статьи Ивана Кузьмина («Л.С.» №36 за 2006 год), посвящённой рассказу о лыжной трассе в Ромашково и об одноименном лыжном клубе:

 

«... — В Швеции, где я прожил около 10 лет, в городе с населением в сорок тысяч человек — 3 клуба, 5 освещенных лыжных трасс, на двух из них делают покрытие из искусственного снега. Если спроецировать эти данные на столицу России с её 12 миллионами жителей, то у нас в Москве должно быть 900 клубов, 1.500 освещенных трасс и 600 трасс с искусственным снегом...»

 

Нужно понимать, что количество лыжных клубов, количество лыжных трасс, в том числе и освещённых лыжных трасс в России в сотни, если не в тысячи раз меньше, чем в тех же Норвегии, Швеции, Финляндии. Это если считать в абсолютных цифрах. А если посчитать на душу населения, то поверьте, и считать не захочется, а захочется сразу же взять и застрелиться. И опять-таки важно понимать, что в последние 20 лет эта ситуация не оставалась стабильной, все эти годы в России она стремительно ухудшалась.


ПРАЗДНИК

Что уж кривить душой — я знаю, почему в Дёмино на трибунах и сбоку от трассы всегда много зрителей. Но знание знанием, а информация из первоисточника, прямая речь всегда лучше знания журналиста. Поэтому во время проведения последнего этапа Кубка мира в Дёмино я подошёл к руководителю пресс-центра Игорю Зайнуллину и заговорил с ним на эту тему.

— В последнее время в России стало актуально приводить пример Дёмино. Лыжные гонки в России перестали собирать зрителей, особенно это заметно, например, в подмосковном Красногорске, где 20 лет назад на соревнованиях зрители стояли стеной, а сейчас трассы абсолютно пустые — вдоль лыжни стоят практически одни только смазчики да тренеры. Трибуны стадиона пустые, их даже от снега никто не чистит — нет необходимости. Аналогичная ситуация наблюдается во время спринтерских соревнований в Москве: в 12-миллионном мегаполисе на соревнования FIS в Парке Культуры в прошлом году пришло от силы 300 или 400 человек, в этом году в Лужниках на этапе Кубка мира по самым смелым оценкам было 700–800 человек. У вас же каждый год совершенно иная картина — трибуны полны, народ стоит вдоль трассы стеной. Как удаётся этого добиться, как вы «работаете со зрителями»?

— Всё достаточно просто — гонки гонками, а людям нужно дать праздник. Здесь должны быть открытые точки общепита с глинтвейном, шашлыками, блинами, выпечкой, горячим чаем. Люди сюда приезжают на отдых, приезжают не только на спортсменов посмотреть, но и потусоваться. Значит, нужны песни и танцы на сцене, ряженые в толпе, олени в упряжке, которых в этом году привезла сюда «Русская механика» — вот на что идут люди, вот что им интересно. Ну, и плюс — идут покричать, помахать флагами, подудеть в дудки и потрещать в трещётки сбоку от лыжни. И это всё тоже нужно дать людям, нужно организовать торговлю всеми этими дудками и трещётками, вымпелами и флагами, шарфами и смешными шапками с рогами, колокольчиками и помпончиками. Нужно найти производителей, которые захотят организовать здесь торговлю своей продукцией.

— А как эти люди сюда приезжают, откуда они узнают об этих соревнованиях?

— Да опять-таки всё очень просто, тут никаких особенных секретов нет: даём рекламу в местной прессе, на телевидении, устанавливаем щиты в городе, организуем прямые автобусы чуть ли не изо всех городов области.

— А кто оплачивает эту рекламу в прессе, на радио, на телевидении? Кто оплачивает все эти уличные афиши, биллборды и растяжки, которые, насколько я знаю, устанавливаются не только в Рыбинске, но и в Ярославле, Тутаеве, Данилове, Угличе?

— Оргкомитет. В бюджете соревнований есть специальная статья расходов на рекламу соревнований, на привлечение зрителей.

— В прошлом году слышал от Светланы Владимировны Емелиной, что в спонсоры Кубка мира удалось привлечь автобусный парк, и он предоставил за свой счёт автобусы и водителей. Точно так же привлекли в спонсоры нефтяную компанию, и она дала топливо для автобусов — именно поэтому оргкомитет имел возможность предложить бесплатный транспорт ВУЗам, училищам, школам, предприятиям, судоверфи. Насколько это соответствует действительности?

— Предприятиям и судоверфи — вряд ли, те сами за себя платят, а вот училища и школы мы действительно обеспечиваем бесплатным транспортом за счёт оргкомитета. В этом году, правда, побоялись морозов, ночью температура доходила до минус 25 градусов — решили не морозить детей, отменили все рейсы для школьников. А так школьникам за счёт оргкомитета, администрации города предоставляем не только бесплатный транспорт, но и бесплатные входные билеты — приезжайте, смотрите, болейте на здоровье.

— И много так удаётся привлечь школьников, студентов?

— У нас член оргкомитета Кубка мира — директор Депар­тамента народного образования Рыбинского муниципального городского образования и, соответственно, он даёт команду всем образовательным учреждениям изучить вопрос — сколько человек готово приехать на соревнования при условии бесплатной доставки туда и обратно от их училища, школы, ДЮСШ. Естественно, мы не ограничиваемся Рыбинским районом, рассылаем свои предложения в другие районы Ярославской области, и они тоже отзываются. Но точное количество я назвать вам не смогу.

— Но это сотни, тысячи, десятки тысяч?

— Думаю, что тысячи.

— Дети сюда приезжают, и им предстоит с учётом подхода-отхода, паузы между соревнованиями провести несколько часов на морозе. Как удаётся их не поморозить?

— Пожалуйста, для них есть кафе «Чемпион», там им дают бесплатный чай, выпечку, чтобы они могли перекусить, согреться. Кроме того, мы сразу предупреждаем всех старших групп, чтобы дети были одеты правильно, чтобы на ногах была нормальная зимняя обувь, а не осенние сапожки или ботиночки, чтобы у них были тёплые рукавицы, шапки, куртки, шарфы.

— Сколько, по мнению оргкомитета, вчера было зрителей на трибунах и на трассе?

— Точной информацией не владею, но по предварительной оценке было от 4 до 4,5 тысяч. Это меньше чем обычно, повторю — вмешался мороз, все детские рейсы были отменены.

— А сколько ожидаете сегодня? Сегодня воскресный день, плюс — потеплело по сравнению со вчерашним днём...

— Понятно будет позже, когда начнут прибывать автобусы. Но ждём больше — вчера и глава города Рыбинска выступил по местному телевидению — приглашал всех, обращал внимание, что в воскресенье будет теплее, чем в субботу, и губернатор выступил с аналогичным приглашением, адресованным всем жителям области.

— Сколько, на ваш взгляд, можно было бы собрать зрителей при системном подходе на том же спринте в Лужниках?

— Не менее 20 тысяч.

— Ничего себе! Это была бы такая роскошная телевизионная картинка...

— Совершенно верно. Но для этого людям нужно что-то предложить. Москва, правда, город избалованный, зрелищами пресытившийся. Нужно думать, анализировать ситуацию применительно конкретно к Москве, искать для людей, для детворы стимулы, но если заниматься этим вопросом, я думаю, что такая задача может быть решена.

Беседовал Иван ИСАЕВ

 

Увы, мы — не Швеция и не Норвегия, самоходом в нашей стране зрители на лыжные соревнования, похоже, уже никогда не пойдут. Во всяком случае — в обозримом будущем. Поэтому сейчас при проведении лыжных соревнований (в том числе и этапов Кубка мира), у России, по большому счёту, вариантов немного:

 

1.         воспользоваться опытом Рыбинска и Дёмино,

2.         идти путём, предложенным Москвой и «Новой лигой».

Каким путём пойдём дальше?

 


В 2011 году в Парке Культуры даже соорудили напротив финиша небольшие трибуны для зрителей. Но зрителей этих на трибунах, увы, было так мало, что всех их можно было пересчитать по пальцам двух рук...
фото: Алексей Лиманцев

 


Тоже Парк Культуры, финишная прямая. Где-то там, справа, вдоль барьеров стоит горстка зрителей, плюс такая же горстка — стоит/сидит на трибунах. Итого — две горстки. Стоило для этого забираться едва ли не в самый центр 12-миллионного мегаполиса??
фото: Алексей Лиманцев

*   *   *

И всё-таки нужно сказать честно: несмотря на весь мой скепсис, несмотря на неприятие итогов московского этапа Кубка мира чиновниками FIS, несмотря на совершенно очевидный провал на протяжении двух лет подряд, вариант возвращения ЭКМ в Москву просматривается, и вариант этот — тот, о котором я уже упомянул — Васильевский спуск, Собор Василия Блаженного, Лобное место, мавзолей, пятиконечные рубиновые звёзды над башнями Кремля.

 

Красная Площадь...

 

Красная Площадь — это та наживка, на которую, быть может, всё-таки когда-нибудь клюнут абсолютно разочаровавшиеся в столичном лыжном сообществе руководители FIS. Вот тут бы нам не устроить им повторение Парка Культуры и Лужников. Вот тут бы нам подумать о грамотной, креативной рекламе этих соревнований, подумать о бесплатных автобусах для московских и подмосковных лыжных ДЮСШ, подумать о бесплатных (или с серьёзной дотацией) автобусах к ВУЗовским и заводским спортклубам, подумать об издании красочной газеты или бюллетеня, который бы специально выпускался к этапу Кубка мира, распространялся опять-таки по этим ДЮСШ, общеобразовательным школам и спортклубам, и на страницах которого рассказывалось бы о подоплёке спринтерского зачёта Кубка мира, были бы опубликованы интервью с Натальей Матвеевой, Никитой Крюковым, Николаем Мориловым, Алексеем Петуховым, Александром Панжинским... У нас есть настоящие «звёзды», у нас есть с чьей помощью и каким образом качественно «продать» этот продукт столице. Сумеет ли это сделать «Новая лига»? Захочет ли? Или снова скажет, что сделала всё возможное и невозможное, а капризный московский зритель на соревнования так и не пришёл?

 

*   *   *

Я смотрю на эту фотографию президента ФЛГР Елены Вяльбе и министра спорта РФ Виталия Мутко и думаю о том, что без какого-то серьёзного внешнего толчка, без какой-то серьёзной внешней подсказки они, пожалуй, так и не сумеют понять и признать тот факт, что то, что они сделали в Парке Культуры имени Горького в 2011-м и в Лужниках в 2012-м, иначе как провалом, не назовёшь. И не просто провалом, а именно Полным Провалом. Я не знаю, как они дальше поступят и будут ли просить у FIS право проведения очередного этапа Кубка мира в Москве — теперь уже на Красной Площади. Но согласитесь, будет прикольно, если даже на Васильевский спуск «Новая лига» с ФЛГР и Минспорта умудрятся привлечь лишь тысячу зрителей.

 

Или «прикольно» в данном случае — совершенно не подходящее слово?

 

Иван ИСАЕВ,

главный редактор журнала «Лыжный спорт»,

мастер спорта СССР по лыжным гонкам

Иван Исаев 8869 10.04.2012
Рейтинг: +1 +1 0